В Оренбурге прошла акция протеста против закона «о шлепках»

За подзатыльник - под суд.

В Оренбурге прошла акция протеста против так называемого закона "о шлепках". Согласно документу, за любое воздействие силой в отношении ребенка, будь то шлепок по мягкому месту или удар ремнем, родители могут лишиться свободы. Общественники негодуют — они считают, такое вмешательство в дела семейные неприемлемо. Оппоненты же парируют — закон станет гарантией защиты ребенка от семейного насилия.

Так называемый закон "о шлепках" был принят Думой в июле 2016 года. Он предполагает, что ставшие уже традиционными в России методы воспитания и наказания ребенка, вроде шлепков по попе, отныне запрещены, а папа или мама, допустившие такое обращение, могут оказаться за решеткой. Общественность, что называется, взбурлила. А по стране на этой неделе прошла волна публичных пикетов. По мнению участников, в частную семейную жизнь, тем более в воспитание ребенка, вмешиваться не нужно.

Александр Кулаев — активист общественной организации «Родительское всероссийское сопротивление»:

Иногда физическое воздействие может ребенку банально спасти жизнь, оградить его и дать какое-то понимание, поскольку дети, в отличие от взрослых, не всегда понимают, что хорошо, а что плохо, иногда бывает необходимость ребенку дать, к примеру, шлепок, однако, речь не идет про то, что это необходимо...

В Оренбурге пикет прошел на улице Советской в сквере у Драматического театра. С позицией общественников многие горожане оказались согласны.

Мать не переборщит со шлепком ребенка никогда, она его накажет ровно настолько, насколько он заслужил...

Если жестокость - это, конечно же, наказуемо, а если в норме - почему бы и нет. Я думаю, что "пример отца" у родителей должен быть, и никаких наказаний не должно быть...

Начинать нужно с себя, когда меняешь себя, меняются и дети твои вокруг тебя, и не только дети, люди вообще...

Но как отследить шлепки, которые щедро раздаются, пожалуй, в большинстве российских семей? Хватит ли у органов опеки возможности зафиксировать каждый, и как отличить справедливое наказание за провинность от насилия.

Эльдар Шарафутдинов - юрист:

Что хотел сделать законодатель? Да, он хотел сделать, чтобы не было применено насилие, но давайте будем исходить, какое насилие, почему не конкретизировано. Если мы не можем ребенку словами объяснить, как нужно играть, мы ладошкой его ударим по попе или по губам за плохие слова, это не должно считаться насилием, это метод воспитания...

Удручает правозащитников, что новый документ не предполагает примирения сторон, а еще он может породить новых Павликов Морозовых, которые, сами того не понимая, за малейшую обиду на родителя смогут отправить его за решетку.

Эльдар Шарафутдинов - юрист:

Ребенка будут допрашивать с психологом, которому ребенок скажет: да, вот били.  А если ребенок затаил какую-то обиду на родителей, что они ему не купили игрушку, он скажет, что меня просто стукнули. А ребенку то что, родители пострадают, по этому методу в этом возрасте не объяснишь...

Впрочем, сторонники нововведений уверены, безопасность ребенка должна быть надежно защищена. Ведь один шлепок порождает другой, а затем может начаться и настоящее насилие.

Анна Межова — руководитель благотворительного фонда «Сохраняя жизнь»:

Я думаю, что все согласятся, что детей бить нельзя, и глупо выступать против закона, который говорит о том, что детей бить нельзя... То, что теперь нерадивых мамаш можно теперь наказать, это наоборот благо для ребенка.

Конечно, заберут ребенка из семьи и уголовно накажут родителей только в крайнем случае. И недавняя история в Финляндии, когда шлепки стоили россиянке расставания со своими детьми, в нашей стране кажется дикой. Впрочем, если закон все-таки наберет обороты, многим папам и мамам впору будет придумывать своим чадам новые методы наказания, с физическим воздействием никак не связанные.