В Оренбурге решают судьбу уникального оружейника

Очередное заседание суда по скандальному уголовному делу специалиста по ремонту огнестрельного оружия Владимира Ткаченко, продолжалось около часа.

Не дали работать на себя

Жителя Оренбурга Владимира Ткаченко судят за серьезное преступление. 14 января 2016 года у него в мастерской на улице Кобозева полиция провела обыск. Правоохранители изъяли охотничьи ружья и патроны разного калибра. И после этого у Владимира Васильевича начались большие неприятности. Его обвинили в незаконном хранении боеприпасов и ремонте оружия.

Владимир Ткаченко убелен сединой. И Судьба его необычная. Будучи состоявшимся человеком, он продал свою квартиру в Барнауле, уехал в Австрию и выучился на оружейных дел мастера. Думал, найдет себе применение в России, надеялся работать сам на себя. Друзья пригласили его в Оренбург. Ниша по ремонту здесь давным-давно пустует. Сказали: «Приедешь, осмотришься. Понравится - останешься».

Каморка на ул. Кобозева знакома многим, кто занимается охотой. Одним Владимир Ткаченко помогал профессиональным советом. Другим просто смазывал и полировал дорогие охотничьи ружья. После того, как оружейника взяли в разработку спецслужбы, в мастерской провели обыск, завели на хозяина уголовное дело, а затем отдали под суд.    

Позиция обвинения

За год позиция государственного обвинения не изменилась.

- Без соответствующей лицензии такую деятельность осуществлять нельзя, - напомнил в ходе судебного заседания государственный обвинитель. - Владимир Ткаченко не смог своевременно оформить документы. Насколько это известно, в Москве ему в выдаче лицензии отказали.

Главные улики обвинения - блокнот с указанием имен и фамилий, напротив которых проставлены цифры. Таким образом предполагается, что мастер вел своеобразный бухучет; горсть разнокалиберных патронов; сама мастерская (уж очень мала она для оружейных дел).

Прокурор настаивал на избрании подсудимому ответственности в виде лишения свободы сроком на 3 года 2 месяца с отбыванием в колонии поселении. 

Позиция защиты

- За минувший год мы внимательно изучили все представленные доказательства, - заявил в суде адвокат Эльдар Шарафутдинов. -  Еще в апреле 2016 года, на предварительном следствии, я пришел к искреннему убеждению о надуманном характере обвинений. Поэтому уверен, что Владимир Ткаченко невиновен и непричастен к инкриминируемым ему деяниям. Как оказались боевые патроны в мастерской, он не знает, факт покупки их отрицает. Согласно проведенной экспертизе, на боеприпасах нет отпечатков пальцев моего подзащитного! Само изъятие было произведено с грубейшими процессуальными нарушениями! Это следует из опросов понятых. Один из них показал, что он присутствовал при составлении протокола места осмотра. В какой-то момент ему стало плохо, и он ушел в соседнее здание, сопровождаемый сотрудниками правоохранительных органов. Вернувшись, мужчина увидел, что следственные действия продолжаются. Другой понятой это подтверждает. Притом указывает, что протокол не читал, а подписал, бегло просмотрев. Подписку за дачу ложных показаний он, кстати, не подписывал. И в дальнейшем частично изменил свои показания. Дознаватель Шукенова в суде пояснила, что «забыла» указать факт временного отсутствия понятого во время обыска. И наконец, вызывает вопросы сам протокол осмотра места происшествия. Что в нем было написано от руки, невозможно разобрать! Более того, если смотреть материалы дела,  практически все документы, которые составлялись от руки, не поддаются прочтению.

Из восьми эпизодов, которые фигурируют в уголовном деле, по семи не выявлен состав преступления. Все заключения экспертов по боеприпасам и охотничьим ружьям - в пользу подсудимого. Например, не доказано, что он занимался именно ремонтом.

Как очутились четыре разнокалиберных боевых патрона в мастерской, тоже непонятно. Как говорит сам Ткаченко, до проведения обыска подобных патронов тут в помине не было. - Ваша честь, виновным я себя не считаю, хотя оружием владею со 2 августа 1979 года. За всю жизнь - ни одного взыскания, ни одной претензии со стороны правоохранительных органов! Я убедительно прошу не наказывать меня, а помочь в завершении начатого мною дела, чтобы объект - мастерская по ремонту огнестрельного оружия - работал на официальном уровне, - заявил подсудимый в своем последнем слове.

Оглашение приговора состоится 16 января.

Текст: Максим БОТАЛОВ

Фото: Максим БОТАЛОВ

ИСТОЧНИК: газета "Комсомольская правда -Оренбург"