Мастера по огнестрельному оружию ждут в Австрии, а он судится в Оренбурге

Владимира Ткаченко обвиняют в том, что он хранил боеприпасы и ремонтировал оружие.


«Влади, одумайся»!

До 2009 года мастер держал ювелирную мастерскую, а когда бизнес угас, решил, что нужно осваивать новую нишу. В прошлом пограничник, Владимир Васильевич хорошо знает устройство оружия, разбирается в механизмах, живо интересуется новинками и неплохо стреляет.


- Когда ювелирка угасла, поехал учиться в Австрию на оружейника, чтобы потом заняться легальным ремонтом, - объясняет предприниматель. - Ниша эта в России пустая, мастеров по пальцам можно пересчитать. Если что-то ломается, люди едут в Ижевск, Москву, Тулу, Питер... А могли бы ремонтировать здесь!

Стажировался Владимир Ткаченко у австрийского мастера Герберта Шайринга. Предварительно два года учил немецкий язык. Жил и работал в городе Ферлах.

Клиентами мастерской были арабские шейхи, высшие чины стран Африки, Европы, России и даже люди из окружения президента Владимира Путина.


Влади, так звал наставник своего подопечного, отличался тягой к знаниям и трудолюбием. Первое время он обучался токарному и слесарному делу, а через два года его перевели в главный зал.

- Мастерская Шайринга подразумевала полный цикл производства (изготовление оружия, ремонт, реставрация, установка оптики и т. п. - Прим. авт.), поэтому предполагалось, что мы должны уметь абсолютно все. Герберт никому не отказывал. Как-то раз пришел один из директоров «Мерседес-Бенц». Заходит и говорит: «Ребята, выручайте! Сломался дорогой карабин, самолет через пару часов!» Задание поручили мне. Клиент остался доволен.

Отпускать талантливого работника не хотели.

- Влади, пока не поздно, одумайся! Будут проблемы - звони! - упрашивал Герберт в аэропорту. М

астера пожали друг другу руки.

Хотел работать на себя

Владимир Ткаченко вернулся на родину. Но его попытка создать оружейную мастерскую провалилась: не успел обзавестись лицензией, как посыпались предложения. То пистолет системы «Стечкина» принесут, то «ТТ», а то и вовсе попросят переделать газовый пистолет в боевой. Пенсионер отказывал - к чему проблемы с законом? Занимался, как он сам говорит, рутиной: полировал, красил, счищал ржавчину… На ремонт оружие не брал.


Несколько слов о самом помещении. Каморка Владимира Ткаченко в подвале. Площадь - несколько квадратных метров. От взлома защищено, есть металлическая дверь, сигнализация.

14 января 2015 года в мастерскую явились полицейские. По словам Владимира Ткаченко, вели они себя бесцеремонно: смели все со столов на пол, а потом устроили допрос. Было возбуждено уголовное дело по ст. 222 ч. 1 УК РФ «Незаконное хранение боеприпасов» и ст. 223 ч. 1 «Незаконный ремонт оружия». Оружейнику грозит до пяти лет лишения свободы.

На чем базируется обвинение

- В ходе досудебного разбирательства семь из восьми эпизодов, вменяемых Ткаченко, были исключены, - комментирует адвокат Эльдар Шарафутдинов. - Сторона обвинения не доказала, что производился ремонт оружия.


Одному из понятых при составлении протокола осмотра места происшествия стало плохо. Мужчина упал, и его вывели на свежий воздух. Тем не менее следственные действия продолжались. Осмотр производился в присутствии одного очевидца...

Любопытны и другие моменты. Во-первых, экспертиза не доказала совершение ремонта оружия. Во-вторых, полицейские говорят, что приехали в мастерскую около шести вечера, но есть данные, что это случилось на три часа раньше. Предъявили удостоверения, стали рыться в вещах, но ордера на обыск не представили.


И еще, что действительно важно, согласно федеральному закону «Об оружии» смазывание ствола не является преступлением, так же, как и полировка, и воронение стали. Сторона защиты оспорила даже найденный полицейскими пистолет, на поверку оказавшийся небоевым… 

ДОСЛОВНО

Сергей Корольков, государственный обвинитель (помощник прокурора Ленинского района Оренбурга): - Владимир Ткаченко обвиняется по двум эпизодам. Это хранение боеприпасов (в момент проведения осмотра мастерской были изъяты патроны) и незаконный ремонт огнестрельного оружия. По закону такую деятельность нельзя осуществлять без соответствующей лицензии. Но Ткаченко, как он сам объяснял полицейским, не смог своевременно оформить документы. В Москве, куда он для этого якобы ездил, вроде бы возникли трудности и в выдаче лицензии ему отказали. Честно говоря, улик обнаружено немало. Во-первых, это блокнот с указанием имен и фамилий, напротив которых проставлены цифры (полиция предполагает, что мастер вел своеобразный бухучет). Во-вторых, полицией изъяты патроны разного калибра, которые подходят и к гладкоствольному оружию, и к нарезному. В-третьих, нельзя не отметить специфику помещения. Располагается оно в уединенном месте, где никакого шума и нет посторонних глаз. И хотя оснащено оно по всем правилам техники безопасности, условий для предпринимательской деятельности все же не создает. Согласно законам РФ как минимум должно быть пространство для отстрела боеприпасов. И четвертое. К Владимиру Ткаченко приходили люди и просили помочь с ремонтом оружия. Есть свидетельские показания. Думаю, нас ждет немало любопытных моментов, потому что хранить и чистить оружие - это одно, а ремонтировать и проверять - совершенно другое. Все точки над «i» должен расставить суд.

Текст: Максим БОТАЛОВ

Фото: Максим БОТАЛОВ

ИСТОЧНИК: "Газета Комсомольская правда-Оренбург"